Золото Трои: «клад Приама»

По преданию, причиной гибели древней Трои стало золотое яблоко раздора, принесённое на пир богов богиней Эридой. В XX веке троянское золото — так называемый «клад Приама» — превратилось в новое яблоко раздора. За обладание им сейчас спорят четыре страны, хотя до сих пор толком неизвестно, когда и где появился этот знаменитый клад.

клад Приама

Giphy

Что рассказывает о Трое легенда

Почти два тысячелетия европейцы знали о Трое только из греческих мифов, пересказанных Гомером и другими авторами. Согласно им этот город был основан правнуком Зевса по имени Ил, в честь которого Троя получила второе имя – Илион. Троя располагалась в выгодном месте вблизи от пролива Геллеспонт, ныне Дарданеллы, и с каждым годом богатела всё больше благодаря торговле. Когда городом правил Приам, внук Ила, его сына Париса угораздило вмешаться в спор богинь из-за яблока Эриды. Он отдал яблоко богине любви Афродите, признав её самой красивой, и она в награду пообещала ему любовь прекраснейшей женщины на земле. Таковой оказалась жена спартанского царя Менелая — Елена, бежавшая от мужа к Парису. Пылая местью, Менелай созвал множество греческих царей в поход на Трою. Осада продолжалась 9 лет, после чего город был взят хитростью и разрушен. Царь Приам погиб вместе со своей семьёй, а злосчастную Елену вернули мужу.  

Доказательства реальности Трои, и кто нашёл сокровища Приама

История гибели Трои породила в мировой литературе великое множество вариаций, но в реальное существование знаменитого города мало кто верил. Среди этих немногих был немецкий археолог-любитель Генрих Шлиман 1822-1890 гг. — сын протестантского пастора, с детства полюбивший гомеровский эпос. Разбогатев на торговых операциях в России, Шлиман потратил всё заработанное на доказательство реальности Трои.

сокровища Приама

Для осуществления своего намерения он стал посещать лекции по археологии в парижской Сорбонне. Затем отправился в Грецию изучать местные древности, а попутно женился на юной Софии Энгастроменос, которая стала верной его помощницей. Своих детей супруги назвали имена героев Гомера – Агамемнон и Андромаха.

По предположению Шлимана Троя находилась на северо-западе Малой Азии в районе холма Гиссарлык, что с турецкого переводится как «крепость». В 1870 году турецкий султан дал архитектору фирман – разрешение на раскопки, согласно которому половина найденного будет принадлежать правительству Турции. Из Англии привезли лопаты и кирки, из Франции доставили тележки для перевозки земли, наняли 100 местных рабочих. Холм был рассечён огромной траншеей длиной в 40 м. Сразу же откопали старинные черепки, фундаменты домов, остатки крепостных стен. Но романтического немца эти находки не слишком впечатлили: они мало напоминали великолепную Трою, описанную. Гомером. На следующее лето Шлиман снова приступил к раскопкам. Но только в июне 1873 г. он нашёл то, что сделало его имя бессмертным и привело в восторг весь цивилизованный мир.

троянская война

В тот день архитектор вместе с Софией наблюдал за раскопками. Внезапно на глубине 8,5 м. зоркий взгляд коммерсанта заметил блеск золота. Рабочих он сразу отослал, и вдвоём с женой начал отрывать клад. Позже в воспоминаниях археолог писал: «В величайшей спешке, напрягая все силы, рискуя жизнью, ибо большая крепостная стена, которую я подкапывал, могла в любую минуту похоронить меня под собой, я с помощью большого ножа раскапывал клад. Вид этих предметов, каждый из которых обладал колоссальной ценностью, придавал мне смелости, и я не думал об опасности». Отрытые сокровища выкладывались на красную шаль Софии, в которой их перенесли в лагерь.

Что было найдено

Скрупулёзный подсчёт показал, что супруги нашли 27 529 предметов из золота, серебра и бронзы: 10 ножей, 13 сосудов, 16 подвесок, 6 браслетов, 8130 бусин, большую диадему из 16 440 деталей и малую из 2 211 деталей. Были здесь и золотые слитки, и золотой сосуд весом 600 г., предназначенный предположительно для жертвенной крови. Многие предметы были изготовлены с большим искусством и выдумкой. Бусины имели разную форму: шарики, расплющенные лопасти, тонкие трубочки, мелкие бисеринки. Серьги чаще всего делались полукольцами, свёрнутыми из нескольких проволочек, сплющенных на конце. Самые изящные серьги имели форму корзиночки, к которой снизу крепились цепочки с висящими на них стилизованными фигурками богини.

золото Трои

Wikimedia Commons

В некоторых серьгах корпус был спаян из ряда тонких проволочек, а сверху украшен филигранью и розетками. Ювелиры в один голос утверждали, что подобные украшения можно сделать только с помощью увеличительного стекла. При раскопках и правда нашли загадочные линзы из горного хрусталя, дававшие, как выяснилось позднее, эффект увеличения. Были и массивные серьги, которые явно не вдевались в уши. Их прозвали височные кольца. Учёные предполагают, что кольца либо привязывали к волосам, либо ими украшали головные уборы.

Что случилось с «кладом Приама»

Шлиман был уверен, что перед ним клад царя Приама, спрятанный троянцами во время падения города. В экстазе он надел на жену диадему и серьги и долго смотрел на неё, декламируя строки из Илиады. А утром собрал находки и с помощью британского консула Калверта тайно переправил их в Афины. Шлиман решил нарушить свои обязательства перед султаном и подарить клад Приама своей любимой Греции. Архитектор был твёрдо уверен, что троянцы являлись народом, родственным грекам, и их достояние по праву принадлежало последним.

Генрих Шлиман

ГЕНРИХ ШЛИМАН

Однако, греческий парламент не принял дар, а турецкие власти возбудили против Шлимана дело о похищении сокровищ. Суд состоялся в 1874 г. в Афинах и признал археолога частично виновным, приговорив его к небольшому штрафу.  

Чтобы компенсировать свои расходы, Шлиман пытался продать коллекцию разным музеям Европы. В своём обращении к властям Франции он писал: «Одно слово «Троя» заставит трепетать сердца и будет каждый год привлекать в Париж миллионы посетителей». Но французы отказались, как и дирекция Британского музея, не желавшая сталкиваться с возможными претензиями турок. «В конце концов, эти предметы просто похищены», — говорил директор музея сотрудникам.

В петербургском Эрмитаже от коллекции отказались под другим предлогом: Шлиман оставил в России венчанную жену с тремя детьми и женился на гречанке. Наверняка, такой аморальный тип и в делах не чист на руку. В научных кругах не доверяли дилетанту Шлиману и говорили, что его находки набраны из разных мест, куплены на чёрном рынке, а то и вовсе подделаны. Но это не смутило дирекцию Музея древней и древнейшей истории в Берлине, который и принял клад Приама в 1882 г. В благодарность Шлиман получил звание почётного гражданина столицы Германии.

клад Приама

Wikimedia Commons

Продолжение раскопок

Путь в Трою был для него закрыт, но неугомонный немец продолжил раскопки в Греции, где он стал национальным героем, ведь ему удалось подтвердить фактами славные страницы истории Эллады. Он работал в городах гомеровской Греции – Микенах, Тиринфе и Орхомене, а также на острове Итака, где когда-то жил хитроумный Одиссей. Во время этих раскопок были найдены 129 кладов, из которых извлечены 40 800 предметов. Только найденное в Микенах занимает 206 страниц. Там и золотые короны, кубки, перстни, браслеты, посмертные маски, включая знаменитую маску Агамемнона. Большинство этих сокровищ хранятся в музеях Греции. История находок Шлимана стала широко известна и обеспечила громкую славу не только ему самому, но и археологии, которая до того считалась хобби чудаков. Ассигнования на раскопки благодаря немецкому коммерсанту росли, открывались музеи археологии, развивались новые методы исследований материальной культуры.

Шлиман стал так знаменит, что в 1890 г. правительство Турции помирилось с ним и снова пригласило его на раскопки в Трою. На этот раз там нашли ритуальные каменные топоры для религиозных обрядов из редких минералов – лазурита и жадеита.

клад приама фото

Wikimedia Commons

На двух топорах виднелись следы позолоты, поэтому учёные предположили, что они принадлежали царю, который также исполнял функции верховного жреца. В изобилии встречались следы повседневной жизни горожан: черепки сосудов, кости коз и коров, лошадей и овец, горошины, хлебные зёрна. Отыскались и новые изделия из золота, хотя их было гораздо меньше, чем в «кладе Приама». Были отмечены и другие странности: Гомер постоянно упоминал о медных и бронзовых орудиях, но среди находок большинство орудий были каменные. Некоторые глиняные сосуды грубо слеплены вручную, другие изготовлены на гончарном круге. Из одного раскопа извлекались предметы совершенно разных стилей. В то время наука ещё не умела объяснять подобные «странности».

Кто продолжил раскопки после смерти Шлимана

Завершив раскопки, Шлиман отправился в Европу, чтобы ознакомить научную общественность с новыми открытиями. Во время короткой остановки в Неаполе он умер от сердечного приступа. Архитектора хоронили в Афинах в присутствии греческого короля, министров, послов крупнейших держав. В надгробных речах его прославляли как выдающегося учёного и в то же время романтика, который вопреки всему смог воплотить в жизнь свою мечту.

сокровища Трои фото

После его смерти раскопки на холме Гиссарлык продолжил ассистент Шлимана Вильгельм Дерпфельд, впервые поставивший их на подлинно научную основу.

 С 1932 г. по 1938 г. здесь работала экспедиция американского университета города Цинциннати под руководством археолога Карла Блегена. Менее масштабные раскопки ведутся даже сейчас, когда Трою давно превратили в туристический объект. На почти скрытом археологами холме видны только остатки древних стен и муляж знаменитого троянского коня.

О чём свидетельствуют раскопки: история Трои

Раскопки доказали то, о чём Генрих Шлиман мог только догадываться: в разное время на месте Трои существовало целых девять городов. Первый из них, Троя-I, датируется 2900-2600 гг. до нашей эры, когда на Балканах только появились греки-ахейцы. Но Трою-Илион скорее всего построили не они, а малоазийские народы, родственные хеттам и лувийцам. Этот город был уже окружён стеной с башнями, и населяли его 1-2 тыс. жителей. Троя-II (2600-2450 гг. до н.э.) была выстроена пришельцами с Крита, где в тот период существовала могущественная Минойская держава. Её окружала мощная стена протяжённостью до 400 м. и толщиной 4 м. Именно этот богатый город и раскопал Шлиман, принявший его за гомеровскую Трою. Вблизи западных ворот города он отыскал руины дворца, где и был найден «клад Приама». Сходство с событиями «Илиады» подкреплялось тем, что Троя-II тоже погибла в пламени страшного пожара. Только через 100 лет на её развалинах возникли последовательно сменившие друг друга Троя-III, IV и V – небольшие городки, обитатели которых кормились охотой и рыболовством. Лишь около 1700 г. до н.э. была построена Троя-VI, тесно связанная с ахейскими царствами Греции.

Золото Трои

 Примерно в 1300 г. до н.э. Троя-VI была разрушена землетрясением – «гневом Посейдона», о котором писал Гомер. Стены и башни жители потом восстановили, но около 1250 г. до н.э. Троя-VII была стёрта с лица земли мощным пожаром. На её улицах и в домах остались лежать скелеты людей, убитых врагами или раздавленных обломками стен, — похоже, это и были следы Троянской войны. И всё же часть жителей смогла спастись и вновь восстановила город. Около 1190 г. до н.э. эту Трою- VIII захватили очередные враги – вероятно, фракийцы с европейского берега. В 1100 г. до н.э. их, в свою очередь, вытеснили греки-ионийцы. Позже римляне выстроили в центре города огромный храм Минервы, уничтожив для науки остатки описанного в «Илиаде» царского дворца. Император Константин хотел даже сделать Трою-IX своей столицей, но предпочёл основать неподалёку горд Константинополь, который обеднел в Византийскую эпоху и был заброшен.

клад Приама фото

Wikimedia Commons

Судя по раскопкам гомеровскую Трою окружала мощная стена высотой 4 м. и почти такой же толщины. Её сложили из двух рядов известковых глыб, заполнив пространство между ними щебнем и песком. Через неравные промежутки в стене устроили башни, самая большая из которых располагалась на северо-востоке. В этой громадине шириной 18 м. устроили на случай осады колодец. Дома в Трое строили из сырцовых кирпичей, которые покрывали брёвнами и соломой. В центре стоял огромный царский дворец с отдельными помещениями для многочисленной родни царя, его слуг и стражников. Недалеко размещались главный храм и дом собраний – нечто вроде клуба. Каким богам поклонялись древние троянцы – этого учёные так и не смогли узнать. Дома бедняков теснились на окраине возле самой стены. Судя по раскопкам, незадолго до гибели города в Трое собралось необычно много людей – до 10 тыс. В полы домов закапывались амфоры с провизией – похоже, что жителям пришлось пережить долгую осаду.

Но из-за чего вообще началась Троянская война?

Вряд ли её причиной была супруга спартанского царя Менелая, Елена, похищенная троянцем Парисом. Ведь к моменту взятия Трои Елене уже перевалило за 50, и её увядшая красота вряд ли могла заставить тысячи мужчин убивать друг друга. В те времена женщины в 50 лет выглядели совсем не так, как сейчас. Поэтому гораздо убедительнее другая причина. Богатая Троя контролировала вход в Чёрное море, куда стремились греческие торговцы. К тому же троянцы изменили своим ахейским соседям, заключив союз с их врагом – могущественным Хеттским царством. Хеттские архивы открывают нам неизвестные страницы Троянской войны.

 В них говорится о царстве Аххиява, постоянно нападавшем на подвластные хеттам области Малой Азии. Одна из этих областей называлась Вилуса (Илион) или Труиса (Троя), а её царь носил греческое имя Алаксандус (Александр) – именно так звали коварного Париса. Царём Аххиявы был Акагамунас, что очень напоминает Агамемнона – главу ахейцев, правившего «златообильными» Микенами. Казалось бы, правдивость Гомера доказана, но вот неувязка – эти цари правили в разное время, причём достаточно далёкое от 1250 г. до н.э. Возможно, конечно, что их потомки носили те же самые имена и титулы. Ведь имя троянского владыки Приама на самом деле представляет собой хеттский титул приямус, то есть «могучий».

сокровища Приама

БОЛЬШАЯ ДИАДЕМА С ПОДВЕСКАМИ. ЛИСТОВОЕ ЗОЛОТО. СЕРЕДИНА III ТЫСЯЧЕЛЕНИЯ ДО Н.Э.

 Происхождение «клада Приама»

С историей Трои учёные худо ли, бедно ли, но разобрались, а вот происхождение сокровищ Приама оставалось неясным. Несмотря на уважение к учителю, Дерпфельд признал, что Шлиман вёл раскопки далеко не научными методами, смешивая предметы из разных слоёв и тем самым разрушая для науки столь ценный археологический контекст. К тому же в первое время он, как подобает дилетанту, сохранял лишь ценные находки, а всякую «ерунду» — кости, камни, черепки – просто отбрасывал. В результате почти невозможно установить, из какого слоя происходит тот или иной предмет. Да и сами обстоятельства находки клада вызывают сомнения. Например, якобы помогавшая мужу София на самом деле в те дни была в Афинах, где ухаживала за больным отцом. Похоже, что Шлиман, будучи незаурядным мастером пиара, просто сочинил красивую легенду. А на самом деле копил впечатляющие находки на протяжении нескольких лет, и, лишь поняв, что больше ничего не найдёт, открыл «клад Приама» восхищённой публике. Против этой версии говорит то, что большинство предметов коллекции всё же относятся к одному стилю и явно найдены в одном месте. Например, тысячи фрагментов двух диадем.

Как золото Трои оказалось в России

Определить происхождение золота Трои помешала его драматическая история – уцелев от пожара Троянской войны, оно едва не погибло в войнах нового, XX века. В 1943 г., когда на Берлин обрушились бомбы союзников, директор Музея древней истории Вальтер Унферзагт упаковал «клад Приама» в три больших деревянных ящика и спрятал их в бункере под Берлинским зоопарком. Завладев этим районом города, советские войска случайно обнаружили ящики и отправили их в Москву. В 1949 г. троянскую коллекцию разделили: предметы из золота и серебра попали в Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, а бронзу, медь и керамику отправили в Эрмитаж, который, как вы помните, изначально сокровища Приама не принял. Много лет находки хранились в режиме строгой секретности – ими ведало не музейная дирекция, а Комитет госбезопасности.

клад Приама фото

Wikimeda Commons

На многочисленные запросы немецких властей о судьбе клада советские официальные лица отвечали, что сведениями о нём не располагают. Находки Шлимана считались утраченными, и доступа к ним не имели ни учёные, ни тем более обычные посетители.

Только после падения коммунистического режима стало известно, что «клад Приама» цел и невредим. В апреле 1997 г. десятки тысяч людей посетили выставку «Сокровища Трои» в московском ГММИ. Среди посетителей было немало иностранных дипломатов, и вскоре претензии на клад предъявили три страны: Германия, Турция и Греция. Первая ссылалась на юридическую принадлежность коллекции, вторая – на место её обнаружения. Позиции греков были более шаткими: они говорили лишь о воле Шлимана, который желал, чтобы все его находки хранились в обожаемой им Элладе. Однако российские власти не спешили возвращать коллекцию никому из претендентов. Спор о сих пор не разрешён, и один из величайших золотых кладов мира по-прежнему скрыт от людских глаз в запасниках музея.

Научные споры вокруг «клада Приама» не утихают. Возможно, что эти сокровища Трои не относятся к ранней эпохе. Ими мог обладать и последний царь Илиона. Или их захоронили специально, в надежде на спасение города. Тогда клад носил характер жертвы Матери-Деве и был связан с ритуалом смерти-возрождения. На это указывают две золотые диадемы и четыре топора-молота, похожие на те секиры, с которыми изображена Великая Богиня в коридоре Процессий Кносского дворца на Крите.

Автор Аксён Мишке 

 

Share

вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *